index11 Однажды первого апреля мой муж (в то время еще просто друг) пошутил и пригласил выйти за него замуж. Я тоже учудила  —  согласилась. С тех пор уже в течение пятнадцати лет мы друг над другом подтруниваем.

Вместо обещанного наследника, я, забавы ради, родила ему пухленькую девочку. Которую он, тоже ребячась, назвал Санькой. Так у нас в доме появилось нечто среднее между сорви-головой, ураганом и одуванчиком с пшеничными кудряшками.

В нашем полку юмористов прибыло. Румяный ангелочек, весь день мирно спавший,  ночью с завидным постоянством разыгрывал нас, заставляя носиться из кухни в детскую, в туалет и ванную с пеленками, бутылочками, грелками, сосками и прочей буттафорией  замечательного шоу. Но только первые лучи восходящего солнца касались окон, наша девочка, уставшая непрерывно орать от пугающей ее темноты, сладко засыпала.  Так мы временно превратились в кротов, сов и летучих мышей, живущих исключительно по ночам. А днем приходилось трансформироваться в сомнамбул, засыпающих при первом случайном соприкосновении с любой опорой (столом, туалетным бачком, поручнем в трамвае, ручкой коляски, просто деревцем во дворе). Не знаю, каким чудом тогда нам удалось избежать трагических последствий столь «веселого» образа жизни.

А впрочем, иногда забавно было просыпаться как раз в тот момент, когда кудрявое чудо отмывало от зубной пасты папин мобильник. В своем горшочке. Или поливало подсолнечным маслом недельный запас круп, причудливо перемешанных на полу в кухне.

Когда Саньке исполнилось три года, Игоря снова потянуло на чудачества….
Второго монстрика назвали Женькой. Он оказался мальчиком. Подготовленные его неугомонной предшественницей, мы ожидали чего угодно. Были специально приобретены непроницаемые тяжелые шторы, имитируещие темную ночь в самое светлое время суток. Красивые ночники и светильники, в свою очередь, разгоняющие мрак ночи. Но новый шутник, похоже, вообще не собирался спать. Ни днем, ни ночью.

Он успокаивался только у теплой материнской груди. Из смертельных объятий младенца без кровавых последствий  вырваться было невозможно. И если мамочке ненадолго нужно было отойти, неутомимый сосун поднимал такой крик, будто на землю, чтоб заявить о своих правах, одновременно спускалось триста голодных китайцев.

Соседи сверху, совершенно не понимающие его шуток, яростно стучали в батарею и звонили в дверь с криками: «Хватит издеваться над ребенком!»
Младенец же с чувством выполненного долга вдруг успокаивался и, многозначительно улыбаясь из безопасного далека своей кроватки, делал вид, что он тут совершенно ни при чем.

Все это время мы с Игорем не переставая шутили на темы, кому выносить мусор и забирать детей из садика, кто встанет выключить телевизор (пульт сломался, как только попал в рот к Саньке), кто пойдет на родительское собрание, у кого громче голос и больше зарплата, наконец, кто лучше умеет разыграть маму. Вообще темы для креативов искать не приходилось, они сваливались на нас, как лавины со снежных склонов, только успевай улепетывать, хватаясь за живот  от смеха.

Однажды, когда мы совсем привыкли к неординарным забавам своих детенышей, Игорь, чтоб поразвлечься, приволок домой рыжего породистого щенка.

- Он девятый, — победоносно-оправдывающимся тоном заявил он, — достался бесплатно! После седьмого щенков отдают даром. Правда, у него неправильный прикус, косые глаза и он, кажется, глухой. Но, посмотри, какой симпатяга!
1654027_776026819113194_2149135600794713428_n   Щенок  был хорош! В девятикратном размере добр, бесстрашен и громогласен. Он, действительно, оказался глухим, поэтому совершенно не представлял опасности ни для грабителей, которые задумали бы вдруг обчистить нашу квартиру, ни для дворовых псов, пораженных его безумным компанейским характером. Он не слышал зловещих окриков, гудков машин, злобного рычания. И на всю свою собачью катушку простодушно радовался жизни.

Не было на нашей улице ни одного существа, не улыбнувшегося в ответ на инфернальный оскал рыжего безумца. С ним подружились даже рейсовые троллейбусы,  к которым восторженный Бобик дружелюбно бросался под колеса. Его преданность  всему белому свету не имела аналогов, а потому покоряла.

Мы, в свою очередь, слыли людьми закаленными и готовыми к любым поворотам событий. И каждый день с удовольствием ждали от нашего четвероногого друга новых сюрпризов.

Как-то спустя месяц после появления Бобика в нашей двухкомнатной квартире мы возвращались вечером домой и живо обсуждали с детьми, чем он порадует нас на этот раз. Невольно  готовились к веселому представлению.   Какая картина сейчас откроется нашим взорам? Естественно будут обгрызены и обслюнявлены ботинки. Оборваны шторы, испачканы ковры, растерзаны подушки. Крупы, мука, соль и прочие продукты толстым слоем улягутся на полу в кухне. Это мы уже проходили!

Содержимое шкафчиков, комодиков, тумбочек будет безжалостно вывернуто наружу и приведено в полную негодность!
Да, мы многим рисковали! Но, кто не рискует, тот не веселится!
То, что мы увидели, превзошло все самые смелые наши ожидания.
Осторожно открывая дверь, чтоб не дай Бог, что-нибудь внезапно не рухнуло на голову, мы вошли в прихожую.

Вокруг царила… просто стерильная чистота. Шарфы и носки с утра не нашедшие для себя приемлемого места на теле детишек, не валялись больше под ногами, а были аккуратно сложены на полочке в шкафу. Внизу  ровными рядами стояли тапочки, поражая параллельностью расположения  и гармоничностью цветовых сочетаний.

Мы бросились в рассыпную, в надежде найти хоть что-нибудь соответствующее самым худшим нашим ожиданиям. Всюду был ошеломляющий порядок. Даже зубные шетки стояли в стаканчиках. И самое потрясающее. На плите дымилась огромная кастрюля с борщом, распространяя вокруг просто сногсшибательные  запахи.

Вот это да! А где же Бобик — виновник всех этих волшебных превращений? Может это не собака, а новая кибернетическая машина, способная выполнять самые сложные операции по благоустройству жизни.

Бобика нигде не было. Ни в шкафу, ни под диваном, ни на балконе.

Мы нашли лишь короткую записку на столе в кухне:
« Пошел гулять, буду через час, обедайте без меня! Бобик ».
Хорошо, что я знаю почерк своей мамы, иначе поверила бы, что и Бобик у нас любит пошутить!