3780

Я буду сердиться, кричать, кипятиться,
И мысли, как крылья растерянной птицы,
Как шарф Айседоры прибрежною Ниццей,
Взлетят…  И застынут гримасы на лицах,

Не будет желаний, не станет сомнений,
И в строгие формы оденутся тени
Неясных тревог и душевных смятений.
Но где-то внутри, в глубине средостений

Останется боль. Я вздохну, чтоб спуститься
С верхушки-гордыни на снежные ситцы
Пустынного ложа. И стану черницей,
Которая скорбно листает страницы

Молитвы… Паду пред тобой на колени,
Как прежде, полна простоты и смиренья,
Я знаю, нам нужно какое-то время,
Чтоб в жарком костре прогорели поленья…